Форум » Фанфики » То, чего не ждешь от самых близких » Ответить

То, чего не ждешь от самых близких

Eiza: Автор: Eiza (EizaMariposa) и Зайчона Бета: Jlисёl-lok Название: То, чего не ждешь от самых близких Жанр: Romance; Angst. Рейтинг: R Пейринг: КВМ Статус: в процессе Мы с Зайчоной решили вас порадовать своим творением Все тапки ждем здесь http://gopkomp.forum24.ru/?1-11-0-00000081-000-0-0-1326912180 И не забываем ставить Вам, может, все равно, а авторам приятно!

Ответов - 10

Eiza: Глава 1 Виктор пришел к Кулеминым после звонка Лены. Когда девушка открыла дверь, Степнов решил ее немного отвлечь от грустных мыслей о деде, который снова попал в больницу с инфарктом. Ему невыносимо было видеть Кулемину в таком подавленном состоянии. Но сегодня в ней явно что-то поменялось, но что, Виктор пока не мог понять. - Ну, кому тут у нас грустно? На первый - второй рассчитайсь, – сказал Степнов. - Первый! – отозвалась Лена и подошла вплотную к мужчине, посмотрела в его глаза томным взглядом , пытаясь только глазами донести все, что так хотелось сказать, но произнести было безумно страшно. - Лен, ну, ты чего? – недоуменно спросил Степнов, так как не мог понять, что задумала его любимая девочка, как он любил называть ее в своих мыслях и мечтах. «Чего она задумала? еще смотрит так странно, вот если бы это была другая девушка, я бы подумал, что она хочет, чтобы я поцеловал ее, но это, же Ленка, моя Ленка, я не должен так о ней думать», - пронеслось в голове мужчины. - А вы разве не знаете? – таинственно спросила Лена, с загадочной улыбкой. «Он такой милый, такой любимый, и как я раньше не замечала, что люблю его безумно. Вот чего он стоит и смотрит на меня, как на картину, лучше бы обнял» - пронеслось в голове девушки. - Нет, если тебе что-то надо, ты намекни, я мигом, - ответил Виктор, готовый сорваться с места в любой момент, как только попросит Лена. Да он готов был звезду с неба достать, если она этого попросит. - Вы мне нужны - сказала Лена и, не дожидаясь ответа Степнова, притянула к себе и впилась в губы мужчины. «Боже, как же божественно он целуется, и чего я раньше на этот шаг не решилась? Вот теперь он от меня никуда не денется, не отдам его ни Кристине, ни Светочке, никому бы то ни было», - подумала Лена. Виктор только хотел что-то ответить Лене, как почувствовал на своих губах ее нежные губы, но практически тут же, сообразив, что происходит и насколько это неправильно, отстранился от Лены. - Нет, Лен, так не должно быть, это неправильно, - смущенно сказал Виктор. - Почему неправильно? – спросила Лена. – Ведь, я больше не твоя ученица, а ты не мой учитель, – она не заметила, как перешла на «ты», но это получилось так естественно, будто бы она так всегда к нему обращалась. - Дело не в учителе - ученице, – сказал Степнов, глубоко вздохнув, предполагая, что их с Кулеминой ждет долгий и тяжелый разговор. - А в чем же тогда? - Недоуменно спросила Лена, она действительно не понимала Виктора, ведь еще не так давно он сам признавался ей в любви. - В том, что ты сейчас делаешь это на эмоциях, из-за того, что твой дедушка снова попал в больницу. Я не хочу пользоваться этим, не хочу, чтобы ты потом жалела, - пытался донести Виктор Лене, что он не отказывается от нее, а, наоборот, он заботится только о том, чтобы девушке было хорошо. - Нет, это не из-за какого порыва, и я не пожалею ни о чем, потому что люблю тебя и хочу быть с тобой… всегда… - сказала все это девушка смотря в глаза Виктора. В ее словах не было ни грамма фальши или неуверенности, и девушка не пыталась убедить в своей правоте себя. Она только хотела донести до мужчины то, что накопилось у нее на сердце. Виктор смотрел на Лену и не мог поверить в то, что она только что сказала. Его любимая девочка любит его. Как он давно мечтал услышать от нее эти слова, верилось в это с трудом, но и не верить ей у Виктора не было повода. - Леночка, любимая моя! – Радостно сказал Степнов и взял Ленино лицо в свои ладони. – Это правда? Ты действительно меня любишь и хочешь быть со мной? – ласково спросил мужчина, все еще боясь поверить в то, что только что услышал. - Да, я люблю тебя и хочу быть с тобой, - уверено сказала Лена, и улыбнулась мужчине своей самой лучезарной улыбкой. - Ленка! – счастливо прошептал Виктор и стал покрывать лицо девушки поцелуями. Глаза, щеки, лоб - ничто не ускользнуло от его губ. - Люблю тебя! – прошептал Степнов и приник к её губам. Сначала он просто нежно ласкал ее губы, но понемногу стал углублять поцелуй: вот уже их языки сплелись в каком-то танце, который известен, только им двоим. Лена просто таяла от поцелуев и объятий Виктора, по сравнению с этими головокружительными ласками, поцелуи Гуцула казались просто детскими, ведь в данное время она даже не могла думать ни о чем другом, только о мужчине, который сейчас дарит ей такие незабываемые ощущения, от которых хочется летать. Все в ее теле трепетало, как будто там были сотни бабочек, которые там летали, тем самым, щекоча ее своими крылышками, и Лена все теснее прижималась к телу Степнова. Незаметно для себя самой издала тихий стон наслаждения. Услышав Ленин стон, Виктор, у которого голова пошла кругом от поцелуев с любимой девушкой, взял любимую на руки и понес в ее спальню.

Eiza: Глава 2 Виктор положил Лену на диван, их взгляды встретились, и девушке показалось, что всю свою жизнь она ждала только этого человека. Что это было: судьба? не знала. Она знала только, что, как говорят обычно на востоке, их судьбы связаны навеки. Виктор не мог отвести взгляда от мягкого чувственного изгиба Лениных губ. Он медленно склонился над Кулёминой и приник к её губам трепетным поцелуем. Лена едва не потеряла сознание, когда его язык нежно раздвинул губы. Виктор слегка отодвинулся, провел кончиком языка по контуру ее губ. Его поцелуи, становясь все более жадными, оставили пылающие следы на шее и плечах, зажигая в ней пламя ответной страсти. Футболка уже не прикрывала грудь Лены, и Степнов наслаждался прикосновениями к ее обнажённому телу. Губами проложил влажную дорожку по шелковистой коже до розового бутона, венчавший белоснежное полушарие. Когда его язык коснулся соска, Лена слегка вскрикнула, охваченная сладкими, но одновременно мучительными ощущениями. Она обхватила руками его голову, все крепче прижимая ее к своей груди. С трепетом он освободил ее от оставшейся одежды и присел на корточки возле ее дивана, любуясь изысканными линиями ее тела. — Ты прекрасна, — благоговейно прошептал Виктор. Его руки осторожно раздвинули ее стройные ноги, чтобы воздать должное розе женственности, скрытой в глубине треугольника темных волос. Потрясённая Кулёмина затаила дыхание, ведь для нее эти интимные прикосновения мужских рук были первыми в жизни. В голове у нее мелькнуло, что если это и значит быть любимой, то пусть это длится вечно. — Лена, ты воспламеняешь мою страсть, как ни одна другая женщина в мире, — прошептал Виктор, приблизив свои губы к ее. — Да, Витя, да, — страстно выдохнула девушка. — Я хочу быть твоей. Люби меня. Все ее тело словно молило о завершении, сокровенное место, которое так искусно ласкали пальцы Степнова, тяжело и сладко пульсировало. Зная, хотя и немного, о том, что происходит между мужчиной и женщиной, Кулемина хотела, чтобы все это произошло между ней и Виктором. Приподнявшись, он сбросил с себя рубашку и джинсы, а затем избавился и от белья. Глаза девушки расширились, и хотя она старалась не смотреть, ее взгляд был прикован к его возбужденной плоти, вздымавшейся из темных зарослей между бедер. «Какое совершенное создание природы», — подумала Лена. Виктор улыбнулся, и она вспыхнула, представив на мгновение, как его твердая плоть проникает в ее тело. Словно угадав ее мысли, Степнов лёг рядом, и их руки и ноги переплелись. Он точно знал, где и как касаться ее, чтобы она получила наиболее сильные ощущения. Его губы нашли чувствительную точку на шее, скользнули по груди, изгибу талии, потом оставили пылающий след на животе и, наконец, спустились еще ниже. В огне желания исчезли все сомнения, она прижалась к нему в порыве чистой страсти. Виктор раздвинул ее ноги коленями, и теперь уже не пальцы, а напряженная мужская плоть касалась ее воспламененного тела. Лена провела руками по его спине, твердым ягодицам, восхищаясь силой упругих мускулов. Он покрывал поцелуями ее шею, ключицы, нежно сжимал губами розовые соски, в то время как рука его оставалась между бедрами, и от этих ласк все ее тело трепетало, бессознательно отвечая на каждое его движение. — Прости, дорогая, мне придется сделать тебе больно, но так бывает только в первый раз, — шепнул Виктор. Он резким и мощным движением ворвался во влажное тепло ее тела, вскрикнув от наслаждения, когда упругие стенки сжали его плоть. Лена тоже не удержалась от возгласа, почувствовав резкую острую боль, но она тут же сменилась поразительным ощущением, которого она не испытывала никогда в жизни. Виктор сознательно замедлял движения, иногда совсем замирая, чтобы девушка привыкла к этому «… ощущению, и, когда она расслабилась, глубоко вздохнув, его плоть полностью заполнила ее лоно. Весь мир потускнел, а время остановилось. Тело девушки отзывалось на каждое его движение внутри нее, так же как душа откликалась на жаркие признания, идущие из самой глубины его сердца. Лена ловила изменчивый ритм его движений, их тела сливались в едином порыве. Когда все закончилось, Лена открыла глаза и увидела, что Виктор пристально смотрит на ее обнаженное тело. Она вспыхнула от смущения и попыталась прикрыть наготу. На лице мужчины появилась ласковая улыбка, он завладел ее руками. — Тебе нечего стыдиться, любимая моя, — нежно произнес он. — Ты прекрасна! — Он, ласково провел пальцем по ее щеке, подбородку, тронул полураскрытые губы. — Ты тоже очень красив, — ответила Лена, застенчиво глядя на него из-под полуопущенных густых ресниц. Виктор усмехнулся: — Мужчины не бывают красивыми, мой ангел. — Но ты красив, — с обожанием прошептала она. — Я никогда не думала, что это может быть так… восхитительно. – Я тебя люблю! – Сказал Виктор. – А теперь поспи, тебе еще понадобятся силы этой ночью. Лена не стала спорить с любимым, также как и уточнять для чего же ей могут понадобиться силы, она просто решила довериться ему и, устроившись поудобнее в объятиях Виктора, уснула. Жду тут http://gopkomp.forum24.ru/?1-11-0-00000081-000-0-0-1326912180

Eiza: Глава 3 Вот уже месяц прошел, как Лена и Виктор стали встречаться. Степнов устроился тренером в престижном спортклубе, а Кулёминой остался месяц до выпускного в школе. Как только выписали Петра Никоноровича из больницы, парочка тут же обрадовала старика, что теперь они вместе и любят друг друга безумно, а дед только порадовался за них, что наконец-то эти двое поняли, так как для внучки лучшего кавалера, чем Степнов, он не видел. Кулемина теперь летала на крыльях любви, но подругам так и не сказала, почему в последний месяц так счастлива. Хоть они ее чуть ли не пытали, но Лена молчала как партизан. Просто ей не хотелось никого впускать в свое счастье, хотя бы пока. Хотелось самой насладиться им сполна, да и сглазить боялась: вдруг она сейчас все расскажет подругам, а потом, что-то пойдет не так, и все расстроится. Степнов тоже сиял, как начищенный самовар, что наконец-то его любимая девочка, его Ленка, теперь с ним, и можно обнимать и целовать ее или просто дышать с ней одним воздухом. Он с нетерпением ждал ее выпускного, чтобы сделать Лене предложение стать его женой, чтобы уже ничего не мешало влюбленным быть вместе, а также, чтобы их никто не смог разлучить. Но плохая новость ворвалась в жизнь влюбленных неожиданно. Однажды Виктор пришел к Лене в подавленном настроении. Он не знал, как ей сообщить такую новость, но девушка, будто почувствовав все, спросила: - Соревнования? – Кулёмина грустно посмотрела на мужчину. - Да, солнышко. У нас заболел тренер, который должен был вести команду на эти соревнования, и кроме меня, к сожалению, никто не может поехать. Я бы отказался, если бы была такая возможность, - обнимая любимую и целуя ее в белокурую макушку, сказал Степнов. - Я так хотела, чтобы на моем выпускном ты присутствовал, - произнесла Лена. - Мне тоже очень жалко, что так получилось, - ответил ей мужчина, - но я не могу подвести своих коллег и команду. - Я понимаю и не обижаюсь, – попыталась улыбнуться Лена. - Я буду очень-очень по тебе скучать. - А я то как буду по тебе скучать, мое солнышко, - сказал ей Виктор. - И когда ты уезжаешь? – спросила Кулёмина. - Через неделю, - ответил мужчина. - Вить, а давай эту неделю проведем вместе, - предложила Лена. – Забьем на все, и будем наслаждаться друг другом. - Лен, но тебе учиться нужно, - напомнил Виктор, - да и у меня с этой поездкой днем дел будет много, но я тебе обещаю, что все вечера мы будем проводить вместе. - И ночи тоже? – спросила девушка. - Не знаю, - смутился Виктор, - а как же дед? Он же просил нас быть осторожнее. - Мы и будем осторожны, - сказала Лена. – Просто мне хочется проводить с тобой как можно больше времени. - Лен, но ты же понимаешь, что тут меня сдерживает присутствие Петра Никоноровича, -произнес Виктор. –А у меня дома я не смогу сдерживаться. - Вот и не нужно сдерживаться, - ответила Кулёмина, - все, что могло случиться, уже случилось, а от нежелательной беременности можно обезопаситься контрацептивами. - Какая ты умная, - усмехнулся мужчина. - Все-то ты знаешь. Ладно, я поговорю с твоим дедом. Все время до отъезда Виктор и Лена провели вмести. Днем они вели обычную жизнь, и никто не мог бы сказать, что вечерами и ночами они предаются безумной страсти. Жду всех тут http://gopkomp.forum24.ru/?1-11-0-00000081-000-0-0-1326912180

Eiza: Глава 4 Лена проснулась и улыбнулась своей самой лучезарной улыбкой, так как все внутри нее трепетало и пело от любви к самому лучшему, по мнению самой же девушки, мужчине на свете. Через неделю, после того как Виктор уехал в командировку, Кулёминой позвонили родители и предложили после выпускного приехать погостить к ним в Швейцарию вместе с дедом. Пётр Никонорович отказался от поездки, потому что он с друзьями-писателями собрался в санаторий. С одной стороны Ленка очень хотела повидать своих родителей, но с другой – у неё появился Виктор, и не хотелось надолго расставаться с ним. Но, узнав про смятения любимой, Степнов сказал Кулеминой, чтобы она ехала, ведь она так редко видится с родителями, а когда приедет, то они больше не будут разлучаться. Да и когда сам Виктор будет отсутствовать, зачем его любимой сидеть одной и страдать, лучше поехать повидаться с родителями и подготовить почву для будущего знакомства. Конечно, мужчина сам хотел поговорить с Лениными родителями, но нужно было убедить девушку поехать в Швейцарию, и он не нашел ничего лучше, чем этот повод. «Как же все-таки хорошо с родителями, еще бы Витя был рядом, и я бы была самая счастливая на свете. Я уверена, что родители его примут, его невозможно не любить - он у меня самый лучший», - подумала Лена, потягиваясь в кровати. В комнату заглянула Вера Николаевна, чтобы посмотреть, не проснулась ли дочь, и позвать ее на завтрак. - Ты уже проснулась? – спросила женщина Лену. - Да, мам! – ответила девушка матери. - Тогда вставай, завтрак уже на столе, потом мы пойдем гулять, - сказала мама. - Хорошо мамуль, уже встаю, - ответила Лена, и Вера Николаевна вышла из комнаты, давая дочери собраться. Неделя в Швейцарии тянулась очень долго, потому что Кулёмина скучала по Виктору. Она сразу же рассказала своим родителям про любимого Витю, а также про то, что как только он вернется из командировки, она сразу же поедет домой, так как безумно по нему скучает. Вся она сияла от счастья и не видела, как переглядывались родители, когда она упоминала о своём любимом. Родители решили пока не заострять внимания на отношениях своей дочери и ее бывшего учителя, но, как только им представится такая возможность, они собирались полететь в Россию и сами во всем разобраться, чтобы понять: настоящие ли это чувство или просто обыкновенная влюбленность.

Eiza: Глава 5 Первым делом в это утро Лена зашла на свою электронную почту, надеясь увидеть письмо от любимого. Виктор каждый день присылал ей письма на электронный ящик, чтобы поддержать девушку и хоть на чуть-чуть «сократить» расстояние между ними. Увидев от него новое письмо, обрадовалась, но улыбка тут же исчезла тут же исчезла с лица девушки, а в глазах появились слезы, которые градом покатились по ее щекам. Лена никак не ожидала такого письма от любимого человека. Ей не хотелось верить в написанное, но принять все же придется, ведь письмо пришло с адреса Виктора. Просидев перед монитором еще несколько минут, выключила компьютер и упала на кровать, укрывшись с головой одеялом, зарыдала в голос; жить не хотелось, да и не знала девушка, как теперь жить. Она была зависима от этого мужчины, и потерять его означало для девушки лишиться если не всю себя, то ощутимую часть точно. Мама, которая вошла в комнату, чтобы позвать Кулёмину на завтрак, бросилась к дочери, увидев её истерику. Стащив с головы дочери одеяло, стала выяснять, что произошло, но Ленины рыдания не позволяли ей сказать и слова. - Леночка, доченька! Что случилось, почему ты плачешь? – стала расспрашивать Вера Николаевна, принеся из кухни успокоительное. – Доча, да скажи же ты, наконец, хоть что-то. Родная, я не знаю, что у тебя там случилось, но я постараюсь тебе помочь, ты только скажи хоть слово. Тебе настолько плохо здесь в Швейцарии, и ты домой хочешь?– на что девушка только помотала головой, но плакать не прекратила. - Доченька, расскажи маме, что случилось, - Вера обняла девушку и стала гладить ее по голове совсем как в детстве, когда успокаивала ее. - Ви…Ви…Витя, – только и смогла произнести Кулемина. - Что-то с Виктором случилось? – спросила мама дочь и снова увидев, как дочь мотает головой в разные стороны, спросила, – А что тогда случилось? Лен, давай успокаивайся. Ни к чему такой красивой девушке плакать. - Ви-и-итя-я-я, он разлюбил меня! – сказала Кулемина и еще сильнее расплакалась. - Дочка, с чего ты это взяла? Ты просто по нему соскучилась, - попыталась успокоить дочь Вера Николаевна. – Вот встретитесь, и твое настроение сразу улучшится. Леночка, поверь мне, все, что сейчас кажется таким катастрофическим, потом окажется просто мелкой неприятностью. - Он написал мне на электронную почту, что больше не любит меня, что полюбил другую, - всхлипывая, сказала она. – И ты хочешь сказать, что все наладится. Нет, мамочка, ничего лучше не станет. Я жить без него не могу, да и зачем мне жить без него? - Не говори так, - возмутилась мама. – Не хочешь жить ради него, живи ради нас с папой, ради Сережки, ради дедушки, ради себя, в конце концов. Лена, в твоей жизни еще ни раз будут трудные моменты, и ты каждый раз будешь решать расстаться с жизнью? Нет, моя дорогая, это малодушно, а ты у нас сильная и все переживешь. - Что-то меня в сон клонит, - сказала Кулемина, зевая. – Мамуль я, наверное, еще немного посплю. - Спи, конечно, - ответила мама. – Это начало действовать успокоительное. Лена уснула беспокойным сном: ей все время снился Виктор, который говорил, что больше ее не любит, и что она ему не нужна. Проснувшись через несколько часов, девушка вышла из комнаты и направилась на кухню, где обедали ее родители. Сильно хотелось кушать, да и поговорить с близкими нужно было. Где-то она слышала, что сон лучше лекарство, в ее случае он помог разобраться в себе и принять важное решение. Когда девушка зашла в кухню и села за стол, родители не стали ничего спрашивать у дочери, дабы не травмировать ее. Да и что они могли спросить, ведь в глубине души они были рады, что эти отношения закончились, и теперь у их дочери появился шанс найти себе более подходящую кандидатуру. Через некоторое время, которое они провели в тишине, Лена сказала: - Я остаюсь в Швейцарии. Надеюсь, что вы не против моего переезда. Думаю, что мне удастся уговорить и деда переехать, а если нет, то я буду навещать его раз в полгода. - Конечно, оставайся, доченька, – ответил Никита Петрович и погладил руку девушки, которая лежала на столе. – Мы будем только рады, что ты будешь рядом. Но думаю, что дедушка не согласится переехать - мы ему уже много раз предлагали это, но он всегда говорил, что хочет спокойно дожить свой век в России. - Спасибо, - сказала Кулемина, - за все спасибо. Я обещаю вам, что все расскажу, только когда сама пойму, что да как случилось в моей жизни. - Дочь, не нужно, - сказала Вера. – Мы рады, что ты рядом, а остальное неважно. Если ты хочешь, то мы не будем упоминать все, что с тобой произошло в России, я считаю, что так будет лучше. И мой тебе совет: постарайся свести к минимуму общение с теми, кто может тебе напомнить о прошлых отношениях. - Я подумаю над этим, - сказала девушка. Я тут http://gopkomp.forum24.ru/?1-11-0-00000081-000-0-0-1326912180

Eiza: Глава 6 Прошло несколько дней с тех пор, как Лена приняла решение остаться с родителями в Швейцарии. Каждое утро, когда она просыпалась, надеялась на то, что с ней случилась просто злая шутка и на самом деле никакого письма от Виктора не было, но всегда Кулемина убеждалась в обратном. Письмо от Виктора она распечатала и спрятала в своих бумагах, чтобы у нее осталось напоминание о том, какими коварными могут быть мужчины. Сегодня Лена проснулась позже обычного. Встав с кровати, умывшись, она пошла на кухню, чтобы перекусить. На столе лежала записка от мамы о том, чтобы она поела и не забыла забрать брата из детского сада. «Забудешь про него, ага, он же такой очаровашка. Наверное, если бы не Сережа, я бы тут не смогла столько прожить. Эх, вот сколько раз себе обещала, что не буду вспоминать прошлое, но не могу я забыть Степнова, он стал для меня дорогим человеком. Интересно, а он вспоминает меня, или давно уже и думать забыл. Кулемина, о чем ты думаешь?! Он тебя бросил, а ты до сих пор молиться на него готова. Это уже диагноз. Все не буду больше думать о негативе. Нужно не забыть забрать Сережу, я обещала ему, что мы пойдем в парк кататься на аттракционах», - планировала свой день Лена. Прочитав еще раз записку от родителей, девушка подошла к плите, где для нее был оставлен завтрак. Не успела она поднять крышку кастрюли, как почувствовала тошноту и, прикрыв рукой рот, побежала к «белому другу». Через несколько минут она умыла лицо прохладной водой и, выйдя из ванной, направилась на кухню. В голову стали закрадываться нехорошие подозрения. Посмотрев еще раз на плиту с завтраком, Кулёмина открыла холодильник и, обследовав его содержимое, достала яблоко и пошла к себе в комнату. - Так, нужно успокоиться, - сказала сама себе Лена. - Тошнота это еще не самый основной признак, может быть, я просто съела что-то не то. Где-то у меня был тест на беременность. Девушка достала тест и пошла в туалет. Несколько нехитрых манипуляций, небольшое время на ожидание и принятие решения о том, как жить дальше, если подозрения подтвердятся, и вот она счастливая обладательница нужной ей сейчас информации. - Вот ты и избавилась от Степнова, Леночка, - усмехнулась Кулемина. - Теперь-то ты точно никогда не забудешь его. А если избавиться от ребенка? Нет, об этом и речи быть не может! Ребенка я сохраню – он же ни в чем не виноват, он уже живет и имеет полное право на то, чтобы родиться. Тем более это ребенок Виктора, его частичка, которая будет со мной всегда и будет меня любить. Только родителям пока знать ни о чем не нужно – они и раньше Степнова не жаловали, а после того как он меня бросил, вообще возненавидели. Думаю, они заставят меня избавиться от ребенка. Все, решено: буду пока молчать. Родители хоть и врачи, но они не сразу обратят внимание на какие-то изменения в моем организме, особенно если стараться контролировать себя. Так, значит, нужно найти в интернете материал, в котором говорится, как сделать токсикоз менее ощутимым. Виктору о беременности Лена решила не сообщать, ведь он ее бросил, а значит ни она, ни ее ребенок мужчине не нужны, и совесть ее чиста.

Eiza: Глава 7 С того дня как Лена узнала, что ждет ребенка, прошло почти четыре месяца. Токсикоз ее несильно мучил, и поэтому скрывать свою беременность от родителей было легко. Живота почти не было видно, хоть срок уже и был пять с половиной месяцев. Сначала Кулёмина сильно нервничала из-за этого, но врач, к которой она встала на учет, успокоила ее, сказав, что такое бывает. О Викторе Лена старалась не думать, она не злилась на него за то, что он сделал, скорее, была благодарна за то, что он ей оставил хотя бы частичку себя. Девушка была рада, что Степнов жив, здоров и счастлив, а то, что у них не сложились отношения… значит, не судьба. Сегодня Лена гуляла по парку, пока родители были на работе, а брат в детском саду. С каждым днем она понимала, что правильно сделала, оставив ребенка. Особенно Кулёмина в этом убеждалась, когда малыш толкался у нее в животике. В эти моменты на ее губах расплывалась улыбка. Лена вспомнила, как первый раз малыш толкнулся у нее в животе. Тогда, наверное, впервые она решила больше не обижаться на Виктора и отпустить его из своей жизни. Видимо малыш одобрил решение мамы и так попытался показать ей свое одобрение. Устав, девушка решила пойти домой и приготовить ужин, но, как только она вошла в квартиру, поняла что кто-то из родителей вернулся пораньше. Не успела Лена зайти к себе в комнату, чтобы переодеться в домашнюю одежду, как в комнату зашла мама. - И когда ты хотела мне сказать, что я стану бабушкой? – серьезно спросила Вера Николаевна, протягивая Лене ее медицинскую карту. – Видимо когда ребенок родится, и его невозможно будет скрыть? - Ты рылась в моих вещах? – разозлилась Кулёмина. - Нет, ты оставила ее на трюмо, а я наткнулась на неё, когда протирала пыль в твоей комнате. – ответила Вера Николаевна. – Так, когда ты собиралась нам с отцом сказать, что беременна? - Не знаю, когда была бы готова, тогда бы и сказала, - ответила Лена. – Мамуль, давай не будем сейчас спорить на эту тему, просто поверь, что я бы тебе все рассказала обязательно. - Когда же? Если у тебя уже срок большой, - удивилась мать. - Лена, чем ты думаешь?! Тебе еще рано становиться матерью, а матерью-одиночкой тем более. Подумай о себе: ты же ставишь крест на своем будущем. Тебе нужно было сказать нам раньше, и мы бы все решили. - Я знаю, что должна была раньше все рассказать, но я боялась, что вы захотите, чтобы я сделала аборт, а я не смогла бы убить малыша Вити, - тихо сказала девушка.– Мамочка, только не говори больше ничего об аборте, меня это сильно нервирует, и малышу это не нравится. - Ты до сих пор не можешь забыть этого негодяя? – спросила женщина, глядя на дочь, но потом, что-то решив для себя, продолжила: – Я тебе обещаю, что об аборте больше не заговорю, но я хочу, чтобы ты знала, что я считаю, что этот ребенок тебе не нужен. - Спасибо мама, я буду иметь это в виду, но я хочу, чтобы и ты знала: Витя хороший человек и то, что он полюбил другую девушку, не делает его негодяем, просто так сложилась жизнь. И скажу тебе больше: даже если бы я наперед знала, что Виктор меня бросит, я бы все равно хотела бы родить от него ребенка. Я рада, что у меня осталась его частичка, своего ребенка я выращу в любви к его отцу, ведь я до сих пор неравнодушна к нему. Я благодарна судьбе, что он был в моей жизни, - сказала Кулёмина, положив свою руку на немного округлый живот. - Хорошо. Все равно уже поздно о чем-то говорить, - сказала Вера Николаевна и вышла из комнаты дочери, а а Лена сразу же облегчённо выдохнула. «Да уж, вот и поговорили. Честно сказать, я ожидала либо понимания, либо скандала с битьем посуды. Ай, ладно, пусть хоть так, сейчас нужно думать о малыше, а остальное все - мелочи», - подумала девушка.

Eiza: Глава 8 Беременность Лены протекала спокойно. Хоть она и была уже на восьмом месяце, живот был, будто бы шёл шестой. Кулёмина постоянно гладила свой животик и разговаривала со своим малышом, а точнее с малышкой – на УЗИ ей сказали, что у нее будет девочка. Родители все время пытались помочь, и если бы не тот разговор с матерью, когда она узнала об её беременности, то Лена решила бы, что родители рады будущему внуку. А так ее все время не отпускало тревожное чувство, которое девушка гнала от себя как могла. Сегодня с самого утра девушке стало нехорошо: когда она мыла посуду после завтрака, почувствовала тянущую боль в животе. Первый час она думала, что болезненные ощущения, которые возникли у нее в пояснице, скоро отступят, но они никак не проходили, а только усиливались. Скоро выносить боль она могла с трудом, не говоря уже о том, чтобы скрывать ее. Вернувшийся отец, который случайно забыл документы дома, увидев дочь, скорчившуюся от боли на диване, очень испугался за нее и тут же повез Лену в больницу. Когда Кулёмину доставили в нужное отделение, у нее все закружилось перед глазами, и она потеряла сознание, а когда очнулась, то уже была в палате, а рядом с ней на стуле сидела Вера Николаевна. - Привет, мамочка! – тихо сказала девушка. - Привет, родная моя! – ответила мама Лены. - Мам, а как моя малышка, и когда я смогу увидеть свою девочку? – спросила Лена. - Лен, к сожалению, ты не сможешь увидеть ребенка, - ответила мать. - Почему? Ее поместили в инкубатор, так как она родилась раньше срока? – удивилась Лена. - Нет, ее не поместили в инкубатор, - сказала мама. - Нет? – изумилась Лена. - Тогда почему я не смогу увидеть своего ребенка? - Ты потеряла сознание и никак не приходила в себя, поэтому пришлось делать кесарево, - с болью в голосе выдавила из себя Вера. - В общем, ребенок запутался в пуповине. - Что ты этим хочешь сказать? – насторожившись, спросила Кулёмина. - Леночка, к сожалению, малышку не удалось спасти, она умерла, – по щекам матери катились слезы, видя мучения дочери. - Нет, это неправда! Неправда! Нет! – закричала Лена.

Eiza: Глава 9 Прошел месяц Виктор сидел в гостиной и смотрел по телевизору футбольный матч, как вдруг позвонили в дверь. Степнов никого не ждал – в последнее время он привык быть один. Хотя, возможно, он и сам не догадывался, что одного человека он все-таки очень хотел бы увидеть. Понимал, что ОНА никогда не вернется, но ничего с собой поделать не мог: сердце все еще говорило ему, что любовь всей его жизни вернется, и они еще будут счастливы. Мужчина поднялся с дивана, выключил телевизор и пошел открывать дверь нежданному гостю. Когда Виктор открыл дверь, то увидел, что на пороге стоит Лена. Степнов даже моргнул несколько раз, думая, что девушка ему мерещится, но она оказалась вполне реальной. Что-то в ней поменялось, но в целом это была все та же девушка, которую он так сильно любил. - Ленка, это ты? – спросил Виктор, все еще не веря, что это она стоит перед ним. - Привет, Вить, – ответила девушка и слегка приподняла уголки губ, но улыбка получилась вымученной. - Не стой на пороге, проходи! Ты, наверное, замерзла. Все-таки на дворе январь месяц, - засуетился Степнов, пропуская девушку в квартиру. Кулёмина вошла, а когда Виктор закрыл дверь и повернулся к девушке, она прижалась к нему и расплакалась. Сначала Виктор не мог понять в чем дело, но решил, что раз она сама пришла, да к тому же в таком состоянии, то видимо случилось что-то, что заставило ее сделать это. Хоть они и расстались довольно-таки странным образом, Лена была не тем человеком, который мог вот так запросто издеваться над людьми, которые были ей дороги. А в том, что он ей дорог, Виктор не сомневался. - Ленок, что случилось? – спросил Степнов, погладив девушку по волосам, отчего она только сильнее прижалась к мужчине. Виктор чувствовал ее дрожь, в которой ощущалось отчаяние, и в какой-то степени это его радовало. Нет, не то, что она сейчас страдала, а тот факт, что их совместную жизнь возможно вернуть в то русло, по которому она и должна была протекать. Степнов слегка отстранил от себя девушку, расстегнул и снял с нее пуховик, повесил на вешалку, а затем, потянув за руку Лену, направился ее в гостиную. Зайдя туда, Виктор посадил Кулёмину на диван и сел рядом с ней. «Бедная моя девочка, как же тебе плохо сейчас. Я бы жизнь отдал лишь только за то, чтобы ты улыбалась каждый день. Эх, Степнов, как ты был романтиком, так им и остался. Она так с тобой поступила, а ты сидишь и слюни от восторга пускаешь, а если она пришла забрать то единственное, что у тебя осталось? Нет, она не такая, я в это не верю», - пронеслось в голове Виктора. - Лен, расскажи, что случилось. Почему ты перестала отвечать на мои телефонные звонки и электронные письма? – спросил мужчина, глядя на нее со всей решимостью, которая у него была. - Почему через родителей передала деду, чтобы я тебе больше не звонил, не писал и вообще оставил тебя в покое? Объясни. От слов Виктора Лена еще сильнее расплакалась. - Это все мои родители, это они, - сквозь слезы ответила девушка. - Ничего не понимаю, - ответил растерянно Степнов. - Ты можешь нормально объяснить, в чем дело, а не разводить сырость. Лен, я все пойму, что бы ты сейчас мне не захотела сказать, и постараюсь это принять. Мы постараемся это пережить, но тебе нужно успокоиться. Ты же помнишь, что я не переношу твоих слез – я чувствую себя беспомощным. Лена посмотрела на него, кивнула и тыльной стороной ладони вытерла катившиеся по щекам слезы. Разговора было не избежать, и Лена это понимала, ведь она сама его затеяла в надежде, что все еще можно вернуть. Ее пугали некоторые перемены в поведении Виктора, но раз она начала, отступать было глупо. Да и не собиралась она этого делать. - Я не передавала ничего деду через родителей, - сказала Кулёмина уверенным голосом. - И письма я твои не получала тоже из-за них, так как они захотели нас разлучить. Я только сегодня утром об этом узнала и то случайно подслушала… - И что же ты услышала? – недоверчиво спросил Степнов. Ему не очень верилось в то, что родители могут так поступить со своим ребенком. Его собственные родители души в нем не чаяли, баловали, конечно, в меру, но факт того, что их сын решил жениться на девушке гораздо младше себя, да еще и на своей бывшей ученице, приняли без каких-либо возражений и горели желанием познакомиться с ней. Тогда знакомства так и не состоялось, но теперь-то они точно должны увидеться. - Я все тебе расскажу, - сказала Лена. - Только, пожалуйста, не перебивай меня, так как мне до сих пор не верится в то, что сделали мои родители. Люди, которых я обожала, которыми гордилась и верила, что уж от них мне зла точно ждать не нужно. - Хорошо, как скажешь, - ответил Виктор. - Буду слушать тебя молча. - Когда я приехала в Швейцарию, я так была рада, что некоторое время побуду с родителями. Я сразу же им рассказала про нас с тобой, как мы любим друг друга, какие у нас замечательные отношения, и какой ты хороший. Я не хвалила тебя, только факты из твоей биографии, да из своей тоже, просто так получалось, что ты положительный человек. Я так была счастлива, что не заметила их отношение к своему рассказу, да и ко всей ситуации в целом. Но в один «прекрасный» день я получила электронное письмо от якобы тебя. Это я теперь знаю, что ты не писал то злополучное письмо, а тогда после его прочтения мне хотелось только одного – умереть. В нем ты писал, что встретил девушку, которую по-настоящему полюбил, и нам с тобой надо расстаться. Для меня это было кошмаром: я не могла никак поверить в случившееся, но это письмо было явным доказательством. Сейчас не понимаю, как я могла во все это поверить, но тогда весь этот бред казался вполне реальным. Лена посмотрела на Степнова, а он ей только кивнул, чтобы она продолжила свой рассказ. Его глаза излучали ту любовь, которую Лена помнила еще со времен учебы в школе – это придало ей сил. - Ну, вот тогда я и решила остаться с ними и не возвращаться в Москву, – сказала Лена. - Зачем было возвращаться, если в Москве меня никто не ждал, как я тогда думала. Родители делали вид, что понимают меня, поддерживают и сочувствуют. Как же можно вот так притворяться? Возможно, я их совсем не знаю… Естественно, когда мне было их узнать, если их все время не было рядом. Если бы я проводила с ними больше времени, возможно, я бы почувствовала их ложь. А через несколько дней я узнала, что жду ребенка. Девушка, увидев, что Виктор решил что-то сказать, положила указательный палец ему на губы, давая понять, что не нужно её перебивать, и продолжила свой монолог: - Я тогда решила, что не буду говорить тебе о ребенке, ведь я думала, что у тебя новые отношения, и не хотела тебе мешать. Для меня же это стало спасеньем: я поняла, для кого мне жить теперь. Беременность вернула меня к нормальной жизни, из которой я выпала из-за этого чёртова письма. Родителям я тоже ничего не рассказала, видимо, подсознательно все-таки чувствовала их отношение к тебе. Они случайно узнали о моей беременности, когда я была на пятом месяце – живота практически не было видно. Я нечаянно оставила свою медицинскую карточку на комоде, а мама ее увидела. Я тогда им сказала, что аборт делать не буду. Мне бы тогда задуматься над их реакцией, но все мои мысли были заняты ребенком, и ни на что другое я не обращала внимания. Беременность протекала хорошо, на УЗИ мне сказали, что будет девочка, но я с именем не торопилась, решила дать имя, когда малышка родиться. Я хотела посмотреть на дочку, чтобы решить, какое имя ей больше подходит. Я была на восьмом месяце, когда у меня начались схватки. Папа отвез меня в клинику, мне там стало плохо. Я потеряла сознание, а когда очнулась, то была уже в палате, рядом со мной сидела мама. Я у нее спросила, когда принесут мне мою малышку, она сказала, что я не смогу увидеть. Дело было в том, что в то время, когда мне делали кесарево… Блин, я думала, что это будет сказать гораздо проще… В общем, ребенок запутался в пуповине и умер. По щекам девушки катились слезы, но она их даже не пыталась вытирать. - Ленка! – отчаянно простонал Виктор. - У меня был нервный срыв, и я почти месяц провела в клинике. Никого видеть не хотелось, я отказывалась принимать эту жизнь, в которой у меня не будет ни тебя, ни дочери. Я считала, что меня Бог наказывает за то, что я осмелилась полюбить тебя. Все время меня преследовали кошмары, от которых меня пытались избавить в клинике. Родители приходили часто, но после их нескольких визитов у меня начинались истерики; врачи запретили им посещать меня. Я была этому рада – они никогда не были мне близкими людьми. Без их визитов стало легче, возможно, это и послужило причиной моего выздоровления. А вчера мне снова приснился кошмар. Я, проснувшись, пошла на кухню выпить воды и услышала разговор своих родителей о том, как они разлучили нас, а главное, я узнала, что наша малышка жива. - Жива? – переспросил мужчина недоверчиво. - Да, они не хотели моего ребенка, – всхлипнула Кулёмина. - Когда малышка родилась, они ее куда-то отправили, но не сказали, куда именно. Сказали только то, что она находится там, где ей и положено находиться. А меня они уже решили отдать замуж за сына кого-то их знакомого. Не сомневаюсь, что этот брак выгодный для них, а меня они решили принести в жертву своим интересам. Плевать они на мои чувства хотели! Это только с виду они такие хорошие, а на самом деле они монстры. Они много что еще говорили. Представляешь, я стояла и слушала, не веря до конца, что все это сделали мои собственные родители. Я дождалась, когда они уйдут на работу, купила билет на самый ближайший рейс до Москвы, чтобы не видеть этих людей, которые называются моими родителями. Я и не надеялась, что ты станешь меня слушать, но дороже и ближе тебя и деда у меня никого нет. Вить, я понимаю, что уже прошло восемь месяцев и ты уже, наверное, встретил другую девушку. Мне просто нужна твоя помощь, чтобы найти малышку, ведь я только знаю, что она родилась девятого декабря. Одна я не справлюсь. Ты наверняка считаешь меня ужасной матерью, раз я смогла допустить такое, но я уверяю тебя, что в той ситуации я ничего не могла сделать. Если бы только я была в сознании, я бы никогда не позволила украсть моего ребенка. - Ленка, ну что ты такое говоришь? - сказал нежно Степнов, прижав к себе Кулемину. – Ты хороший человек, и я уверен, что будешь замечательной матерью. И что еще ты там выдумала, какая еще другая девушка? Я тебя люблю, девочка моя, хотя не буду отрицать, что в моей жизни появилась еще одна девушка. - Вить, не надо, - отстранилась от него Лена, вытирая слёзы. - Я ведь тебя слушал, - настаивал Виктор, - теперь ты меня послушай, хорошо? - Хорошо, – кивнув, ответила Кулёмина. - Когда я приехал домой, мне Петр Никонорыч передал твою просьбу оставить тебя в покое. Я хотел поехать к тебе, чтобы ты мне в глаза сказала, что разлюбила меня. Не мог я поверить, что ты так просто отказалась от всего того, что ты мне сама говорила в лицо. В душе я чувствовал, что это все неправда. Но, к сожалению, этого сделать мне не удалось: меня и мою команду отправили тренироваться в другую страну. Понимаю, что должен был все бросить и поехать за тобой, но, возможно, во мне говорило уязвленное самолюбие, которое напоминало, что это твоя жизнь и ты сама так решила. Я писал тебе на электронную почту, но ты не ответила ни на одно письмо. Я пытался дозвониться тебе на сотовый, но ты не брала трубку. Даже звонил на городской несколько раз, но твоя мама все время отвечала, что тебя нет дома. Я вернулся только полтора месяца назад, - тут Виктор замолчал на несколько секунд, собираясь с мыслями, чтобы сказать Лене то, что собирался. Это трудно было сделать, но нужно было. Она должна была это узнать. - А потом встретил другую девушку? – тихо спросила Лена. - Да, она появилась месяц назад, – согласился Виктор с немного лукавой улыбкой. - Я готовил обед на кухне, когда позвонили в дверь… - Ты открыл, а там стояла девушка, - с иронией усмехнулась Кулёмина, а Степнов продолжил говорить: - Когда я открыл дверь, то увидел на своем пороге детскую корзину. Розовую такую, всю в рюшечках и кружевах. - Вить, ты хочешь сказать, что…- Лена запнулась, боясь произнести то, что пришло ей на ум. Она посмотрела на Степнова с надеждой. - Да, в корзине был грудной ребенок – девочка. В корзине еще я нашел письмо с просьбой, чтобы я не отдавал ее в детский дом, а сам воспитал ее, и документы, в которых были данные малышки. Да я бы и не смог ее кому-нибудь отдать, - слегка улыбнувшись, сказал Виктор, а затем, взяв в руки лицо Кулеминой и большими пальцами стерев дорожки слез с ее щек, продолжил: – Так что, Ленок, нам не надо искать нашу малышку, потому что она, слава Богу, со мной. После слов мужчины девушка прижалась к нему и разрыдалась. Но в этом рыдании не было боли, скорее, это было облегчение оттого, что все ее горести закончились, и впереди ее ждало счастливо будущее, а то, что оно обязательно будет счастливым, она не сомневалась.

Eiza: Глава 10 - Вить, я хочу увидеть нашу малышку. - Конечно, увидишь, но чуть позже, – ответил ласково Степнов. - Почему позже, а не сейчас? – спросила Лена. - Потому что тебе в данный момент нужно отдохнуть и поесть, пока наша дочурка спит. Ты сейчас пойдешь в ванную, чтобы расслабиться и отдохнуть от перелета, а я сделаю нам обед, - увидев, что Кулёмина хочет воспротивиться его словам, сказал: – И не спорь со мной, ты сама прекрасно понимаешь, что тебе нужно расслабиться и поесть. - Хорошо, я сделаю все, как ты хочешь, - ответила девушка Степнову. - Вот и молодец! – сказал Виктор. Подойдя к шкафу, достал оттуда бирюзовое махровое полотенце и точно такой же халат. Затем вернулся обратно к дивану и протянул руку, помогая Лене встать. Все так же держась за руки, они подошли к ванной комнате. Вручив девушке полотенце и халат, Степнов поцеловал ее в макушку и ушел на кухню. Войдя в ванну, Лена была поражена тем, что в этой маленькой комнатке, которой хозяин пользовался каждый день и не по разу, ничего не поменялось. Конечно, тут появились какие-то важные детали, которые были предназначены для их маленькой дочери, но ее собственные вещи, которые она оставила, уезжая отсюда к родителям, были на прежнем месте. Создавалось такое впечатление, что Кулёминой не было всего несколько дней. Девушка даже потрогала все свои пузырьки и флакончики, чтобы убедиться, что ей все это не показалось. «Странно все это. Я столько пережила за это время, а сейчас, когда, казалось бы, все закончилось, я стою и не знаю, что мне делать. Так, Лена, возьми себя в руки, хватит уже нюни распускать. Ты ехала сюда для того, чтобы вымаливать прощение у любимого человека, а когда он тебя простил вот так, без особых усилий, ты оказалась к этому не готова. Нет, девочка моя, ты должна быть сильной, ради себя, ради Вити и ради вашей дочери. Стоп, а почему он не дал мне взглянуть на дочь?! Может, он сомневается в том, что я ему рассказала. Вероятнее всего он думает, что я сама прислала ему дочку, а теперь вот приехала, чтобы забрать ее. Но я бы никогда так не поступила ни с ним, ни с дочерью. Я уверенна, что он прекрасный отец. Вон у него ни одной грязной пеленки не валяется, а это не так уж и легко сделать, если у тебя на руках грудной ребенок и тебе никто не помогает. А с чего это ты, голубушка, взяла, что ему никто не помогает? То, что с ним никто не живет постоянно, еще ни о чем не говорит. Нет, я должна верить Вите, и, если он сказал, что у него никого кроме дочери нет, значит, так оно и есть. Все, прекращай копаться в себе, лучше прими ванну и пойди, поговори с Витей. Он так долго тебя ждал, ведь сама по его выражению лица видела, что ждал. Если бы не ждал, то, наверное, давно бы уже начал строить свою жизнь без тебя, а он ждал тебя и дождался. Как все-таки мне повезло с ним! Он у меня самый лучший, и с этого дня я клянусь, что приложу все усилия, чтобы сделать его счастливым», - думала про себя Лена, глядя на своё отражение в зеркале. Как только Лена вошла в ванну, Виктор ушёл на кухню и начал готовить ужин. Для себя он готовил еду только для того, чтобы быть сытым, а для любимой женщины хотелось сделать все самое лучшее. «Как же все-таки хорошо, что она вернулась. Я ведь до конца так и не смог смириться, что она ушла от меня. Нужно было наплевать на все и съездить забрать ее. Ведь даже Петр Никанорович мне говорил, что не понимает, что заставило его внучку принять такое жестокое решение по отношению ко мне. Но сейчас все завершилось, и я должен радоваться, что это все, закончилось так хорошо. Я, наверное, никогда не забуду ее взгляд, в тот момент, когда открыл ей дверь. Она показалась мне маленьким бездомным котенком, которого бездушные хозяева выбросили в дождь на улицу. Бедная моя девочка, сколько же ей пришлось пережить за это время. Если бы я мог, я бы забрал себе всю ее боль. Представляю, хотя нет, я даже представить себе не могу, как ей было плохо, после того, как она получила письмо, в котором говорится, что я встретил другую женщину. Ведь я клялся ей, что всегда буду рядом. Ладно, что теперь думать о плохом. Нужно задумываться о будущем, а оно у нас с Леной может быть только совместным. Первым делом нужно оформить наши отношения, потом доказать, что дочка все-таки наша. Хорошо, что я уже советовался с адвокатом по поводу удочерения девочки», - размышлял Виктор. - Лен, иди кушать, - негромко позвал мужчина, постучавшись в ванну, - уже все готово, а то остынет. - Иду, Вить, - отозвалась Кулёмина. «Мне показалось, или я расслышал в ее голосе панику? Чего же ты боишься, моя девочка? Мы с тобой уже через столько прошли, что давно пора привыкнуть. Хотя к такой подлости, которую она получила от собственных родителей, привыкнуть невозможно. Как еще она с ума не сошла?» - думал Виктор. «Как же страшно выйти из ванной! Даже решиться на первый раз с Витей было в сто раз легче, чем сейчас просто выйти из этой комнаты. А если он сейчас скажет, что я должна буду переехать в квартиру деда и что я смогу видеть дочку только в строго отведенное время... Я, наверное, это заслужила, ведь с хорошими матерями такого не случается. Я не смогла и у родителей найти понимания, и в Вите сомневалась, да и позволила забрать у меня дочь. Но я постараюсь ему сейчас объяснить, что моей вины нет в случившемся! Он должен это понять, ведь он меня любил и, возможно, до сих пор любит. Так, Лена, опять начинается?! Ты должна верить Вите, сама же видела, что он рад тебя видеть. Все, ты готова к разговору с любимым человеком, а если еще и улыбнешься ему, то все будет еще легче», - продолжала вести внутренний монолог Кулёмина. Девушка глубоко вздохнула и вышла из ванной, неуверенно прошла по коридору на кухню и застыла в дверях. Стол был празднично накрыт, а сам Виктор неуверенно мялся у окна и сейчас больше напоминал школьника, который сильно провинился и хочет заслужить прощение. «Она такая красивая, я так счастлив, что она вернулась. Боже, спасибо тебе, что ты услышал мои молитвы и вернул нам с дочерью Лену, без нее у меня не было желания жить. Без нее я просто существовал, но сейчас, когда она вернулась, моя жизнь приобретает краски и становится мне нужной, ведь в нее вернулся смысл. А еще сегодня я узнал, что моя маленькая принцесса на самом деле моя дочка, а, значит, доказать свое право на ее воспитание будет гораздо легче», - размышлял Виктор. - Вить, прости меня, - сказала Лена, привлекая к себе внимание. - Леночка, девочка моя, - встрепенулся Виктор, - мне не за что тебя прощать, ты совсем не виновата передо мной. Все, что случилось, полностью вина твоих родителей. Но и их я винить не могу – они твои родители, да и хотели для тебя только лучшего. Видимо, я не вписываюсь в их рамки идеального мужа для их дочки. - Витя, мне плевать на то, что они там себе напридумывали! - ответила Кулёмина. - Я уже взрослая и могу сама решать с кем мне жить, где и как. Я выбрала тебя, и им придется либо принять мой выбор, либо уйти из моей жизни. - Ленка, ты потом можешь пожалеть об этом, - Виктор не хотел, чтобы она на эмоциях отказалась от людей, которые были ее семьей. - Они же твои родители, единственные родные люди, твоя семья. - Моя семья – это ты, дед и наша дочка, - сказала Лена. - А родители сами выкинули меня из своей жизни. Вить, сейчас я стала понимать, что они с радостью приняли мой отказ следовать за ними в их командировки. Я бы силком своего ребенка увезла, а не оставила бы его одного без присмотра в городе, который полон опасности. Мои родители должны быть тебе благодарны по гроб жизни, ведь, если бы не ты, меня, возможно, уже и в живых бы не было. - Малыш, давай не будем больше вспоминать ту историю с боями, - скривился Степнов. - Я до сих пор не могу себе простить, что не понял вовремя, что именно ты от меня скрываешь. - Конечно, любимый, - согласилась девушка. - Но тогда и про моих родителей мы тоже вспоминать не будем. Их больше не существует для меня. Расскажи мне лучше, как тут дед, да и про дочку я хочу узнать больше, раз я пока не могу ее увидеть. - Увидишь ты еще наше солнышко. Я назвал ее Ксюшей. Мы с тобой этого никогда не обсуждали, но ей это имя идет, – сказал Виктор. – Деда твоего я не видел после того, как он мне передал то сообщение якобы от тебя, но я попросил Гуцула иногда навещать его. Он постоянно присылает мне отчеты о состоянии старика, и именно из них я знаю, что он переживает из-за нашего разрыва, но уверен, что мы еще помиримся. - Тогда мы его навестим, - улыбнулась Лена. - И успокоим дедушку, ему же волноваться вредно. Я вообще удивлена, как он еще держится во всей этой истории. - Думаю, он просто не в курсе масштабов произошедшего, - ответил Виктор. - Тут я благодарен Никите, который, видимо, решил не волновать отца, и не рассказывал ничего. - Хорошо, что родители хотя бы деда пожалели, - грустно улыбнулась Лена. - Это значит, что они не совсем бесчувственные. - Вы обязательно помиритесь, - ответил Степнов. - А пока кушай, а то сейчас Ксюшка проснется, и все: у тебя совсем не будет времени, чтобы поесть. Я же тебя знаю: ты сейчас займешься дочкой, а на себя рукой махнешь. Но у тебя есть я, и я всегда рад прийти тебе на помощь, не забывай этого. - Я помню это, - сказала Кулёмина, - и благодарна судьбе, что ты у меня есть. - Я тоже благодарен этой коварной даме, которая все время старается нас разлучить, - улыбнулся мужчина. - Но если бы в нашей жизни все было гладко, было бы неинтересно жить, и мы бы так не ценили моменты проведенные друг с другом. - Ты как всегда прав, - улыбнулась девушка и приступила к поглощению пищи. - Витька, а ты все так же бесподобно готовишь, я так соскучилась по твоей стряпне. - Я готов готовить для тебя целыми днями, лишь бы ты больше никуда не исчезала, - сказал Степнов. - Ты кушай - не отвлекайся, а то вон как похудела. Мне теперь придется много готовить, чтобы откормить тебя. Ой, чего же я сижу, еще же нужно для Ксюши подготовить все. - Давай я тебе помогу, - предложила Кулёмина, подрываясь с места. - Нет, ты еще не поела, - ответил Виктор, и, увидев, как девушка моментально погрустнела, продолжил: - Малыш, ты не обижайся, я тебе потом все покажу, просто мне так хочется побаловать тебя немного. Мы так давно не виделись, к тому же ты еще не поела. Наша девочка хоть и маленькая, но уже очень активная, и отдохнуть можно только тогда, когда она спит, так что наслаждайся спокойными минутами. - Я предпочла бы выматываться до полусмерти, - сказала Кулёмина. - Лишь бы никогда не разлучаться с Ксюшей, но того, что сделано, тем более не тобой, не вернешь, поэтому не стоит об этом сожалеть. - Вот и умничка, - похвалил ее Виктор и, услышав плач Ксюши в соседней комнате, добавил: - Кажется, наша принцесса проснулась. Ну что готова, Ленок? Пойдем, буду вас знакомить друг с другом. Войдя в комнату, родители маленькой Ксении, не сговариваясь, посмотрели друг на друга и улыбнулись. Подойдя ближе к кроватке, Виктор вытащил оттуда ребенка и, убедившись, что она не «мокрая» сказал ей: - Ксюшенька, дочка, знакомься – это твоя мамочка. Помнишь, я тебе рассказывал про нее? Еще я сказал, что она скоро к нам вернется. Девочка внимательно наблюдала за родителями, давая понять, что слушает их очень внимательно. - Вить, она такая красивая, - сказала Лена, трогая дочь за маленькую ручку. - И такая маленькая особенно у тебя в руках. Сразу видно, что ты замечательный отец. - А ты самая замечательная мама, - улыбнулся Степнов. - А теперь бери Ксюшу на руки. Только осторожно. Лен, не сжимай ребенка, иначе она плакать начнет. - Я никогда не научусь, - всхлипнула девушка. - Если не будешь стараться, то и не научишься, - ответил Виктор. - Плакать она начнет, если ей будет неудобно. Лен, Ксюша еще маленькая и не умеет говорить. Она не может сказать о том, что ее что-то не устраивает. Так что, когда ребенок плачет, нужно искать причину, а не самой впадать в транс. Я тебе все это говорю для того, чтобы ты не пугалась, когда останешься один на один с малышкой. Я постараюсь тебе помогать, но иногда мне нужно будет уезжать по работе. - Вить, я все понимаю, - сказала Лена. - Я буду стараться всему научиться. - И еще… На днях к нам в гости собиралась моя мама, - сказал Виктор. - Я позвал еще в тот день, когда в моем доме появилась эта милая барышня. Сразу мама не могла приехать, но она помогала мне советами все это время по телефону. - Вить, я ее боюсь, - сказала Лена. - Ведь твоя мама будет считать, что я сама бросила дочку, и постарается тебя настроить против меня. - Леночка, моя мама никогда не вмешивается в дела своих детей, - сказал Виктор, наблюдая, как девушка покачивает на руках Ксюшу. - Она считает, что мы должны сами получать свой жизненный опыт. Она даже сестре моей ничего не сказала, когда та, будучи еще школьницей, собралась замуж. Потом все само собой разрешилось, и сестра не вышла замуж – человек оказался неподходящим. - Неужели твоя мама вообще ничего не говорила по этому поводу? - удивилась Кулёмина. – Быть такого не может! Любая мать будет давать советы своему ребенку. - Говорить – говорила, - ответил Степнов, - но просто мама всегда представляет себя в данной ситуации, как она бы поступила в этих обстоятельствах, а уж как поступишь ты сам – это твое дело. - А какой у тебя папа? – спросила Лена. - Отец у меня замечательный, - восхищенно сказал Виктор. - Несмотря на то, что он уже в возрасте, он продолжает быть таким же активным, как и в молодости. А еще папа ценитель женской красоты. Так что, думаю, ты ему безумно понравишься, и мне еще придется ревновать. - Вить, ну что ты такое говоришь? - смутилась девушка. - Я же… - Лен, я пошутил, - мягко улыбнулся Виктор. - У меня замечательные родители, и ты им понравишься. Я им много про тебя рассказывал, еще когда ты в школе училась. И, знаешь, что тогда мне отец посоветовал? Он сказал, что если я тебя упущу, то буду сожалеть об этом всю жизнь. - А я смотрю, ты послушный мальчик, - улыбнулась Лена. - Правильно, родителей нужно слушать – они плохого не посоветуют, особенно если это не мои родители. - Лен, не трави себе душу, - сказал мужчина. – Все, переставай хандрить, тебе еще учиться пеленки менять и купать малышку. Так, клади Ксеньку на столик, и давай будем пробовать менять штанишки. Сначала у Лены плохо получалось, несмотря на то, что у нее был уже подобный опыт. Когда мама родила, и они какое-то время жили в Москве, девушка всегда ей помогала. - Вот молодец, - сказал Степнов, - но памперсами сильно увлекаться не стоит – они очень вредные. Я купил много разной одежды, и поэтому тебе остается только менять ее и складывать грязные вещи в ванной. Я вечером приду и сам все выстираю. - Вить, да я сама постираю, - возразила Кулёмина. - Ты же будешь уставать на работе. - Лен, ты тоже будешь уставать, - сказал Виктор. - И для тебя все это будет тяжелее, чем для меня моя работа. Так что стирка пленок и готовка еды лежат на мне. - Хорошо, уговорил, - сдалась девушка. - Буду заниматься воспитанием дочурки и ожиданием тебя с работы. Думаю, мы с Ксюшей быстро подружимся и будем тебя только радовать. - Я в этом не сомневаюсь, - ответил мужчина.



полная версия страницы